О Мексике

Мы решили рассказывать гостям нашего сайта о Мексике, потому что одна из подопечных фонда, Ксения Гущина, оказалась в Мексике. Она живёт там уже два года, третий пошёл.   Как это произошло?

 У нашего фонда есть филиал в Одессе (с 2007 года). Им руководит супружеская чета: известный  в Украине и знаменитый в Одессе поэт и прозаик Игорь Потоцкий и его супруга и Муза, композитор и пианистка Людмила Самодаева.

 Её родная сестра, Ирина Самодаева,  в юности вышла замуж за кубинца, работавшего с Фиделем Кастро. Когда распался СССР или немного раньше, муж Ирины попросил у Фиделя разрешения уехать в Мексику. Тот разрешил. В Мексике, в городе Вильяэрмоса, столице штата Табаско, Ирина, закончившая Одесскую консерваторию, открыла частную музыкальную школу. Наладив в ней работу, она стала организовывать международные конкурсы-фестивали юных и молодых пианистов. В то же время, стремясь к высокому качеству обучения мексиканских детей в своей школе, Ирина стала приглашать на работу преподавателей из Европы. В 2013 году Людмила Самодаева, которая живёт в Одессе (а иногда подолгу у сестры в Мексике, помогая ей в школе), спросила у меня, не смогу ли я найти в России молодых специалистов, которые согласились бы поработать  педагогами  в той же школе. Нужны вокалисты, скрипачи, пианисты…

Неожиданно согласилась поехать в Мексику молодая вокалистка (сопрано) Ксения Гущина. Естественно, вначале она узнала всё об условиях работы. Узнала сверх того что-то о погоде, о природе и  народе. А потом всё это увидела воочию – и осталась в далёкой экзотической стране жить и работать дальше. А ещё нас связало с Мексикой то, что двое наших подопечных, Руслан Шайназаров и Варя Кутузова, в 2013 году стали обладателями Гран-при 9-го Международного конкурса в Вильяэрмосе и в 2014 году летали туда с концертами. Такое не забывается.

Итак, письма Ксении Гущиной.

 

Полёт из Москвы в Мексику

(Письмо Ксении Гущиной 20 октября 2013)

 

Мы вышли из дома около 7 утра, держа путь на Белорусский вокзал. Было раннее октябрьское утро, свежо и немного дождливо.

Аэроэкспресс донёс нас до Шереметьево очень быстро и плавно. Пока всё было без проблем. Впрочем, выяснилось, что багаж превышает норму на 7 кг, за что пришлось отдельно доплачивать. Это заставило нас понервничать, поскольку нужно было бежать куда-то в кассы аэропорта, всё ещё не зарегистрировавшись на  рейс.

Но дальше пошло мирно, тихо и спокойно. Самолёт взлетел около 11 в небо, на борту нас кормили очень вкусно, все были вежливые и приветливые. Со мной рядом сидел некий гражданин, явно нидерландской наружности, он с большим интересом начал болтать со мной, расспрашивая, куда лечу, про себя же сказал, что был несколько дней в Москве по делам, что у нас всё совсем другое в сравнении с Европой, но ему понравилось. Про  наших таксистов сказал, что никто из них не говорит по-английски, и с надеждой в голосе добавил: "Думаю, они не говорят, потому что боятся ошибиться… Но этого не надо бояться! Ведь мы все ошибаемся!"

Стыковка  в Амстердаме прошла без проблем. Походили по аэропорту, посмотрели, что продаётся в местных магазинах, кругом были тюльпаны – настоящие и искусственные, всех цветов радуги.

Поразили европейские, пардон, туалеты,  они сделаны настолько для людей, что я даже не могу об этом промолчать! Всё на фотоэлементах, спиртовые дозаторы для мытья рук, бумажные полотенца в достатке. Мы, конечно, внешне  уже очень становимся похожи на европейцев, но пока, к сожалению, только внешне... 

     В Амстердаме мы почти  час сидели в самолёте на взлётном поле, дожидаясь  опаздывающих на рейс. Капитан корабля задумчиво сказал, что, пока мы их не дождёмся, никуда не полетим… Итак, полёт длиной 11 часов. 

     Отмечу, что вся команда KLM  была на высоте! Взлёт и посадка – мягчайшие, во время полёта 3 раза кормили и поили. А в каждом впереди стоящем кресле вмонтирован телевизор, так что смотри – не хочу. Но мы хотели и смотрели всю дорогу, иногда прерываясь на сон. Пейзажи под нами сменялись: то белейшие облака и ярчайшее солнце, то горы и поля Канады и США. 

 

Мехико с высоты птичьего полёта произвёл впечатление огромного города, в котором никогда не спят. Пробки были заметны даже с самолёта, огни авто горят до самого горизонта на фоне тёмной южной ночи. Картина хороша!

Таможню и паспортный контроль мы прошли без проблем, хотя девушка-пограничник долго интересовалась, почему мы первый раз – и сразу на полгода приехали, но потом с улыбкой поставила визы и штампы в паспорт. Кстати говоря, заполнять миграционную карту ещё в самолёте нам помогал сосед-мексиканец. С ним мы немного разговорились, и он сказал: "Вы знаете, что летите в страну Кафки?"

     В Мехико стало ясно, что из-за задержки самолёта в Амстердаме мы не успеваем на последний самолёт до Вильяэрмосы, в связи с чем озаботились поисками: 1. телефона-автомата, чтобы дозвониться Ирине Самодаевой (она директор и хозяйка частной музыкальной школы, а также организатор Международных фестивалей-конкурсов в Вильяэрмосе, столице штата Табаско.); 2.  поиском такси. 

     Дозвонившись до Ирины, мы выяснили, что последний автобус уходит через 1,5 часа и мы вполне на него успеваем. 

     Надо сказать, что в аэропорту заказать такси можно прямо у стойки, тут же поездка оплачивается,  тебе вручают чек, с ним подходишь на улице к работникам, которые рассаживают клиентов по такси, и едешь, куда надо. Багаж грузят молодые старательные мальчики. Все улыбаются и говорят по-испански. Иногда признаются, что немного знают английский. В этом мы убедились на автобусной станции, когда покупали билет до Вильяэрмосы. Девушка-кассирша, скромно улыбаясь, старалась помочь и объяснить на инглиш всё, что надо, изо всех сил. А другая девушка, которая продавала булочки в магазине, немного подкорректировала наше произношение испанского слова Gracias : мы поняли, что надо помягче, "грасьиас" 

     Дорога до Вильяэрмосы заняла ночь, а вернее, около 10,5 часов. Ирина сказала, что это даже быстро, обычно из Мехико едут 12 часов! 

Мы проспали почти всю дорогу, под утро очнулись и стали изучать пейзажи за окном. Столько разных пальм я никогда не видела!!! Какие-то с кокосами, какие-то с финиками или с бананами… у одних пальм листья, как в рекламе шоколада Баунти, а у других – как  у буряка!


Кругом на полях пасутся коровы, по виду отличающиеся от наших тем, что у них горб и огромные рога. Больше даже на буйволов похожи.

Очень много машин, в них ездят с открытым кузовом и прицепом. У нас так запрещено...

    В автобусе здорово работал кондиционер, мы даже замёрзли, но, когда вышли на одной из остановок на улицу, поняли, что такой жары и влажности не чувствовали на себе никогда, разве что в бане. Первые несколько минут была даже паника из серии "КАК к этому привыкнуть?!"

     Но уже сейчас эта особенность климата переносится куда спокойней… 

     В Вильяэрмосе мы  заранее договорились созвониться с Ириной и Людмилой (Людмила – родная сестра Ирины, пианистка и композитор, приехала к ней в гости из Одессы), чтобы они встретили нас на автовокзале. Но вдруг возникла проблема с набором номера. Телефон не соединял нас никак. Тогда мы обратились к молодому человеку, заряжавшему свой мобильный от розетки. Спросили, говорит ли он по-английский, выяснилось, что говорит его друг... Друга он привёл, и тот минут 20 выяснял, что же мы делаем не так. Оказалось, что надо набирать другой код города! Очень любезный гражданин, спасибо ему ...

     Благополучно созвонившись с Ириной, мы дождались её и наконец-то радостно встретились! 

     Такова история нашего перемещения с одного континента на другой.

Коллективный Мексиканский привет!!!

 

Примечание. Ксения Гущина поехала не одна, с ней вместе был певец и актёр из Петербурга Михаил Нахимович (или просто Миша). Он был и телохранителем, и помощником, и коллегой. Ксения считает, что все три роли он выполнил блестяще. Вместе они давали мастер классы по трём направлениям: академический вокал, эстрадный вокал и актёрское мастерство В дальнейшем Миша снова вернулся в Петербург работать над собственным проектом, а Ксения осталась в Мексике.

2016 О Мексике - МБОФ им. Валерия Золотухина. ©
Powered by Joomla 1.7 Templates