Пусть страшный сон закончится!

Уважаемые граждане России!

Не раз приходилось слышать, что в последние годы наше государство служит образцом отеческой заботы и справедливости по отношению к своим гражданам. Но если всё же с кем-то случается беда, то в основном по их собственной вине, хоть от этого им не легче.

Я хочу поведать городу и миру, каким образом благотворительный фонд, успешно проработав 24 года, рухнул в одночасье, потеряв главное, что имел: недвижимость.

Всё началось со смерти в марте 2013 года знаменитого артиста Валерия Золотухина, который был президентом фонда в течение 19 лет. Когда его не стало, было решено увековечить  его имя в названии фонда, который раньше назывался «Фарватер». Нам не раз говорили, почему у такого хорошего фонда такое тусклое, невыразительное наименование.

В течение примерно года длился процесс получения фондом нового имени, и под занавес милая дама, руководившая  этим долгим и недешёвым действом, сообщила, что отныне два наших отделения, Одесское и Смоленское, будут называться филиалами. Хоть горшком обзывай, только в печку не ставь, - подхватила я. 

Не знали мы, и никто нам не подсказал, что именно в слове филиалы кроется смерть фонда. И все три отделения, головное Московское, зарубежное Украинское и периферийное Смоленское, продолжали дружно работать на ниве благотворительности, не ожидая беды. Фонд регулярно отчитывался перед налоговой.

Примерно через полтора года после перерегистрации фонд получает из налоговой инспекции письмо, прозвучавшее, как гром средь ясного неба.

В письме говорилось, что уже долгое время мы платим налоги, исходя из 6-процентной налоговой льготы, в то время как мы давно лишились этой льготы, так как у фонда имеются два филиала, и что фонд задолжал государству, с учётом штрафов и пеней, около двух миллионов рублей из-за наличия филиалов (а у нас в год благотворительность в среднем чуть более одного миллиона рублей!).

Наш главбух не является профессионалом, хоть и работал с помощью профессионала, но вот случилось упущение. Страшное! Кого винить? Как быть? Почему не взяли профессионала? Да потому, что наш главбух согласен был работать и работал бесплатно много лет. А профессионал требовал кругленькой суммы, которую мы не могли ему дать, потому что все деньги расходовали на благотворительность.

Но вскоре налоговая начала забирать из наших поступлений (фонд сдавал офис в аренду)  всё до копейки. И тут  мы стали искать кредит для погашения неожиданного долга. Не тут-то было.

Помещение фонда не принимали в залог, т.к. у фонда была задолженность перед налоговой.

Физических лиц, которые могли бы взять кредит на себя, не нашлось, потому что никто не хотел рисковать своим жильём, а руководство фонда личной собственности не имело.

Тогда я стала писать слёзные письма в разные инстанции: главе правительства, министру финансов и т.д.

Ответ один: Вы должны заплатить долг. А где взять денег, никто не объяснил.

И решили мы продать офис, чтобы заплатить проклятый долг, свалившийся на нас, как кирпич на голову.

Приходили оценщики: оценили офис в 25 миллионов руб. (172,3 кв.м, хороший ремонт, два туалета, два душа, 10 мин. ходьбы  от метро, близко к центру Москвы).

Стали мы искать покупателей.

Я вспомнила, что  один из наших подопечных, которому фонд помогал более, чем другим, певец Максим Тимофеев, нередко занимался поисками богатых людей, которые могли бы помочь ему в певческой карьере. У Максима были отличные вокальные данные, и он наверняка завидовал тем, кто быстро выбивался на Олимп. А трудолюбия ему явно не хватало. Максим сказал мне, что он как раз знаком с руководителем компании «Сухба» Тохиром Тухтаровым, богатым человеком, и что этот Тохир, конечно же, купит наш офис по хорошей цене. «Сухба», сказал Максим, - это  акционерное общество, разработка компьютерного программного обеспечения - его основной вид деятельности. Голос Максима понравился Тохиру, и он решил ему помогать,  тем более, что Максим взял на себя обязательство выпустить в конце 2019 года художественный фильм под рабочим названием «К нам едет Шаляпин».

Я подумала, что, может быть, благодаря своему певческому дару, Максим справится с ролью Шаляпина.  Многое зависит от сценариста и режиссёра, но их имена мне ни о чём не говорили. Если верить Максиму, то он продавал трейлеры по 40 000 долларов за каждый экземпляр – ну чем не артист? Значит, трейлеры производили впечатление?

Послушала я в интернете речи Тохира Рафаильевича на презентациях  «Сухбы», которая, оказывается, посвящает всю свою деятельность будущему России,  её детям, и печётся только о них. Как это замечательно,- подумала я. – Наш фонд с 1994 года помогает одаренным в музыке детям из малоимущих семей, а «Сухба» заботится обо всех российских детях! Какого союзника мы себе нашли!! Как это прекрасно!

Между тем Тохир сказал нашему главбуху Сорину, что правительство РФ разрешило «Сухбе» выпустить акций на 10 миллиардов рублей, а сам Тохир назначен на какую-то должность в Евросоюзе и даже представил соответствующие документы и фотографии.

Тохир ещё раньше попросил выселить всех арендаторов из нашего офиса, и это было сделано. Офис стали ремонтировать за счёт «Сухбы», на нём в дальнейшем появилась вывеска «Кинокомпания «Сухба»».

15 мая 2018 года состоялся акт купли-продажи офиса. Примерно месяца за два до этого Сорин познакомился с исполнительным директором «Сухбы» – Александром Владимировичем Покрыщенко. Я почти не встречалась с руководством «Сухбы», так как из-за болезни позвоночника едва способна передвигаться.

До момента совершения сделки Тухтаров и Покрыщенко уговорили Сорина фиктивно снизить продажную стоимость офиса в целях снижения налогового бремени, для чего Тухтаров должен был получить приходный кассовый ордер на сниженную сумму, а в качестве гарантии со своей стороны Тухтаров передавал Сорину договор с актом о приёме действительной суммы продажи офиса.

Накануне продажи офиса Покрыщенко известил Сорина, что собственность фонда будет оформлена на физическое лицо Тимофеева Максима Юрьевича.

Таким образом, Сорин получил от Тухтарова договор с актом о приёме денежных средств в размере 25 миллионов рублей, а Тимофеев получил от Сорина приходный кассовый ордер на сумму 6 миллионов рублей.

Кроме того, по личной инициативе Тухтаров передал Сорину ещё и договор на оказание благотворительной помощи Фонду на сумму 250 тысяч рублей ежемесячно в течение  календарного года.

Особо подчёркиваю, что ни Сорин не получил от Тимофеева 6 миллионов рублей, ни Тухтаров не получил от Сорина 25 миллионов рублей, которых у главбуха не было и быть не могло.

И договор о благотворительной помощи Тухтаровым выполнен не был.

Прошло время.

Сорину и мне стало известно от Покрыщенко, что ещё в июле 2018 года Тимофеев заложил приобретённый на его имя офис за 10 миллионов руб. некоему Рогачёву Владимиру Вениаминовичу. По этому поводу мы попросили объяснений.

И Покрыщенко, и Тухтаров заявили, что Тимофеев и их обманул и что они будут возбуждать против него уголовное дело, а фонд, со своей стороны, должен написать исковое заявление, и в этом они нам помогут.

Сорин потребовал объяснений и у Тимофеева. Тот ответил: «Я знаю, что делаю».

Время шло, мы ждали каких-либо действий со стороны Тухтарова в адрес Тимофеева. Но никаких действий не было.

В качестве отвлечения нашего внимания, Покрыщенко и Тухтаров рассказывали нам о как будто бы имевших место преступлениях Тимофеева, а именно:

-продал автомобиль, принадлежавший «Сухбе», а деньги забрал себе;

-заложил офис, а деньги тоже забрал себе;

-наконец, он присвоил 500 000 руб., которые предназначались для детей погибших сотрудников МВД.

Так и не дождавшись ни возбуждения уголовного дела против Максима, ни юридической помощи фонду, мы сделали предположение о том, что Тухтаров и Тимофеев действуют согласованно, о чём и было сообщено Покрыщенко по вацапу – возражений по высказанному предположению не последовало.

Делается всё, чтобы мы уже никогда не смогли вернуться к прежней благотворительной деятельности.

Да, мы виноваты, но ведь и Тухтаров, как руководитель «Сухбы», как значительная личность, каковой он себя преподносит, в этой ситуации  показал себя в самом неприглядном свете!

Отнять у двух десятков высоко одарённых детей их стипендии, равные 3 000 руб. ежемесячно, их концерты классической музыки, столь необходимые им для подготовки к экзаменам и конкурсам,  отнять  работу и зарплату у моего мужа-инвалида и у вице-президента, молодой матери двух маленьких детей, отнять у фонда офис только потому, что мы поверили мошеннику Тухтарову, а он рассчитывал  при этом на полную безнаказанность - неужели такое возможно?

Помогите сделать это невозможным! 

Пусть страшный сон закончится!  

Адрес АО «Сухба»: 129366, город Москва, Ярославская улица, дом 13а, эт. 2, пом. 14

2016 Пусть страшный сон закончится! - РБОФ им. Валерия Золотухина. ©
Powered by Joomla 1.7 Templates